Путешествие за вдохновением #2: Дали, Пикассо, Кандинский, Миро и Мондриан

Путешествие за вдохновением #2: Дали, Пикассо, Кандинский, Миро и Мондриан

Выход из творческого кризиса надо искать в путешествии — к такому выводу пришли великие художники-модернисты. Каждый из них нашел свое место для вдохновения.

Мария Фариса
Посмотрели статью 431
6 минут чтения
Поделитесь с друзьями Поделиться Поделиться

Пабло Пикассо в Париже

Гения от заурядного художника отличает стремление сделать открытие, изменить взгляд на мир. “Почему бы не сделать плоскую скульптуру”, — подумал Пабло Пикассо и решил отразить на холсте три плоскости предмета. Это была первая попытка создать 3D рисунок, объемное изображение. Так испанский художник стал отцом кубизма и перевернул взгляд на искусство.

Перед тем как решиться на эксперименты Пикассо великолепно освоил основы живописи в Барселоне, Мадриде и Ла-Корунье. Уже в 19 лет художник владел техникой рисования и на зависть собратьям по цеху с невероятной легкостью писал идеальные по композиции картины. Тогда он начал мечтать о большем и вместе с другом решился переехать в Париж.

Париж — город вдохновения для Пабло Пикассо

Пикассо приходит в восторг от французской столицы: творческая атмосфера, клубы художников и великолепные музеи стимулируют его к активной работе над своими полотнами. Даже после самоубийства друга, он “надевает на музу траур” и продолжает самозабвенно писать картины. Так начинается “голубой период” в его творческой жизни.

Затем Пикассо возвращается в Барселону, где продолжает создавать меланхоличные картины в синих тонах.

“Кто грустен, тот искренен”, — считает художник и изображает людей с печальными лицами, которые “как будто вслушиваются в себя”.

Вскоре поток вдохновения иссякает и Пикассо решается на новую поездку в Париж, где находит пристанище в общежитии для бедных художников на Монмартре. Новые творческие силы приходят к нему после знакомства со странствующими комедиантами. Так начинается более оптимистичный “розовый период”.

Именно в Париже художник отходит от экспериментов с цветом и начинает “деформировать натуру”: превращать любые формы в геометрические блоки, увеличивает и ломает объемы, рассекает объекты на плоскости и грани. Эти опыты, увлечение африканской скульптурой и парижская творческая среда привели Пикассо к новому жанру живописи и сделали его величайшим художником ХХ века.

Сальвадор Дали в Лос-Анджелесе

Одним из любимых моментов в создании картины для Сальвадора Дали был момент получения гонорара. Именно поэтому Голливуд пришелся ему по душе. После того как будущего сюрреалиста за высокомерное отношение к преподавателям выгнали из мадридской Художественной академии, он решил последовать примеру Пикассо и уехал в Париж. С началом Второй мировой войны Сальвадор Дали вынужден подыскать более спокойное место для жизни и на восемь лет переезжает в США. Там художник работает с Уолтом Диснеем над созданием мультфильма и придумывает декорации для одной из сцен фильма Альфреда Хичкока. После “голливудского этапа” Дали возвращается в Париж, но магия кино уже навсегда овладела им.

В столице Франции Дали снимает причудливые короткометражные фильмы и делает сюрреалистические фотографии. Из-за необычных объектов для съемки (поток воды, прыгающий по ступенькам мяч) и использования эффекта обратного просмотра его фильмы признаны одними из самых впечатляющих образцов артхаусного кино. Тому, что усвоил в Голливуде, художник  смог привнести частицу своей индивидуальности, что дало столь неожиданный результат.

Дали нравится находиться по обе стороны камеры — помимо работы режиссером он снимается в рекламных роликах.

Широко известной стала реклама шоколада, где у Дали “от удовольствия” закручиваются кончики усов.

Каталанская коммерческая жилка и приобретенное в Голливуде умение превращать талант в деньги помогали хорошо зарабатывать даже во время отсутствия заказов на картины: он делает эскизы костюмов для фильмов и спектаклей, придумывает логотипы для разных компаний и товаров. Именно Сальвадор Дали создал существующую поныне обертку для чупа-чупса, показав, что коммерческие образы могут быть такими же долгожителями, как и предметы искусства. Возможно именно это послужило предпосылкой к появлению поп-арта…

Пит Мондриан в Нью-Йорке

В честь Пита Мондриана назван язык программирования Piet. Дизайнер Ив Сен Лоран создал коллекцию нарядов с цитатами из его картин. Один из самых великих и узнаваемых живописцев прошлого века нашел свой стиль не сразу. Сначала, в свободное от преподавания в начальной школе время, он изображал родные просторы: поля, мельницы, реки. Постепенно в его работах начинает прослеживаться тяга к ясным цветам и четкой геометрии. Он даже издает манифесты о необходимости строгого порядка в искусстве.

Тяга к упорядочиванию была определяющей чертой характера голландского абстракциониста. Устав от непонимания и однообразия у себя на родине, Мондриан переезжает в Париж, где сознательно начинает ограничивать выразительные средства: создает полотна без малейшего намека на сюжет и пространственную глубину. Вместо композиции он расчерчивал холст сеткой, на которой закрашивал квадраты с помощью основных цветов спектра.

Нью-Йорк — источник вдохновения Пита Мондриана

После переезда в Нью-Йорк, “голландский философ с кистью в руке”, как он сам себя называл, обрел долгожданное единение со средой. Он оборудовал студию на Манхэттене, где стоило ему перевести взгляд с холста на окно, повсюду находил источники вдохновения — правильные квадраты кварталов, круги светофоров, параллельные прямые небоскребов, бесчисленные прямоугольники окон…

Мондриан передает свое восхищение городом с помощью самых правильных по его мнению выразительных средств — четких и ясных форм, прямых линий, первичных тонов. Он, восхищавшийся большими городами и организованной жизнью, почувствовал небывалый прилив творческой энергии в Нью-Йорке. Художник как никогда ощущал близость воплощения сверхзадачи, которую он поставил перед собой еще в молодости: осмысление мировой души и ее воплощение самой правильной форме.

Василий Кандинский в Мюнхене

Василий Кандинский, создавший первое в истории абстрактное произведение, своим примером подтверждает поговорку “лучше поздно, чем никогда”. То, что живопись — это дело его жизни, он понял достаточно поздно, уже будучи доцентом юридической кафедры МГУ. В тридцатилетнем возрасте он посетил выставку импрессионистов в Москве, которая произвела на него столь глубокое впечатление, что он решился на радикальные перемены: отказался от многообещающей карьеры профессора, переехал в Мюнхен и посвятил свою жизнь искусству.

Именно в Германии мечты о творческой карьере крепнут и воплощаются в жизнь. Он начинает обучение в престижной частной школе югославского художника Антона Ажбе, где получает первые навыки в построении композиции. Кандинский учится с большим усердием и прогрессирует столь стремительно, что вскоре “перерастает” школу и поступает в мюнхенскую художественную академию. Профессорам не нравится склонность Кадинского к ярким цветам, и они заставляют его целый год писать черно-белые картины, чтобы “изучить форму как таковую”.


Мюнхен — место творческого расцвета русского художника Василия Кандинского

Расцвет творчества художника приходится на годы, когда он сам начинает преподавать на летних курсах при мюнхенской художественной школе. После мучительного черно-белого периода он вырабатывает новаторский стиль “ритмического использования цвета”, организует “Новое мюнхенское художественное сообщество”, затем арт-группу “Синий всадник” и проводит персональную выставку. В своем творчестве Кандинский, впервые надолго отдалившийся от родины, ищет вдохновение в русских сказках и былинах, создает завораживающие образы. С помощью своей неумной фантазии превращает в зримое загадочные предания о славянских деревянных городах.

Позже он переезжает во Францию, где получает получает новое гражданство и продолжает радикально обновлять представление об искусстве. Однако, как пишет Лакост, “ни в какое другое время живопись Кандинского не развивалась так стремительно, как в мюнхенские годы”. Именно в Мюнхене Кандинский стал основоположником абстракционизма и центром притяжения всего интеллектуального, неспокойного, ищущего, что было в творческой среде того времени.

Жоан Миро в Нормандии

Изумрудные долины, отвесные скалы, небо пастельных тонов… Нормандия — это сокровищница для искателей уединения. Жоан Миро, в отличие от своего соотечественника Сальвадора Дали, был из разряда спокойных художников, черпающих творческие силы на природе, в отдалении от городской суеты. В таких местах он брал самое лучшее из настоящего, соединял его с воображаемым. Метод “поэтического реализма” приводил его к потрясающим результатам: метафорический стиль с текучими, как будто невесомыми формами, где реальные предметы переносятся в мир фантазии стал визитной карточкой Миро.

Основы живописи художник освоил в Барселоне, шлифовал стиль в Париже и во время затворничества на родительской ферме, но на по-настоящему высокий уровень творческого развития Миро поднялся именно в любимой им Нормандии.

Нормандия — самая романтичная из французских провинций

Он поселился в маленьком доме в деревушке Варанживиль, где отрешился от внешнего мира и погрузился в мир творческий. Он самозабренно трудился над серией картин “Созвездие”, которую в письме к Матиссу назвал самой важной из всех его работ. В момент, когда полотна Миро из нормандской деревни перевозятся в Париж и выставляются на всеобщее обозрение, к художнику приходит слава. Теперь на любой из выставок его принимают как признанного мастера. Постоянно получая приглашения от художественных школ и академий, Миро стремиться в Нормандию, самую романтичную из французских провинций, где сердце его обрело покой, а разум — абсолютную свободу.

Посмотрели статью 431
6 минут чтения
Поделитесь с друзьями Поделиться Поделиться