Как пройти 165 км по Камчатке и поучаствовать в научных исследованиях

Как пройти 165 км по Камчатке и поучаствовать в научных исследованиях

Я люблю свежий воздух и спортивные нагрузки, поэтому каждый год хожу в поход. Как правило, я возвращаюсь подтянутой, с новыми контактами в памяти телефона и сотнями фотографий. Но больше всего радует моё внутреннее состояние во время и после похода. В мегаполисах на нас, городских жителей, вываливается масса ненужной информации, социальные сети съедают наше время, и мы чувствуем, что ничего не успеваем. Другое дело — поход. Связи в лесах или горах зачастую нет вообще. Пока идёшь, ловишь свои ощущения, смотришь по сторонам, впитываешь звуки и запахи. Словом, не особенно рефлексируешь о прошлом или волнуешься о будущем. Ты с головой в настоящем и живёшь моментом.

Елена Киселёва
Посмотрели статью 7,2 тыс.
Поделились статьей 4
9 минут чтения
Поделитесь с друзьями Поделиться Поделиться

Обычно я ищу команду в социальных сетях. На Алтай, например, отправилась с ребятами, группу которых увидела в ВКонтакте. Выбирать помогают отзывы прошлых участников и коммуникация с организаторами. Вторых я заваливаю вопросами: что за группа набирается, какую еду ждать в походе, какой опыт походов у гида. Если организаторы отвечают оперативно, подробно и вежливо, то это, как правило, уже хороший знак.

Поход — это про командную работу и взаимоподдержку

Когда я решила исполнить давнюю мечту и отправиться на Камчатку, то в группе летней школы «Русского репортёра» прочитала о команде Russian Travel Geek. Ребята организовывают научно-популярные туры: вместе с туристами в поход идут учёные. Я позвала с собой пару друзей и подала заявку. На встрече участников всех летних программ организаторы попросили: «Поднимите руки те, кто идёт по программе “Бродяги севера”. Вот они, смельчаки, которые не боятся тяжелых физических нагрузок!». Оказалось, наш маршрут — самый лютый. У меня внутри всё похолодело.

Спортивная подготовка

Путешествие предполагало ежедневные переходы по 15–25 км с рюкзаком и частую смену ландшафта. Сегодня — болота и шумные реки, завтра — холмы и ольхач.

Чтобы не ударить в грязь лицом, за четыре месяца до старта я начала готовиться. Мой друг вёл тренировки на петлях TRX — это спортивное оборудование для занятий с собственным весом. Штука универсальная, потому что позволяет комбинировать силовые и кардио упражнения. Я занималась два раза в неделю, а в выходные пробегала в парке по пять км, чтобы добавить кардионагрузку и развивать выносливость.

Такой увлечённости спортом от участников не требовали. Главное, чтобы человек был здоров: не страдал одышкой или высоким давлением и не травмировал колени или спину. Серьёзных наборов высот в нашем походе не ожидалось, поэтому некоторые участники не готовились — разве что старались проходить по 10 000 шагов несколько раз в неделю. Забегая вперёд, скажу, что маршрут прошли все. Но чем организм натренированнее, тем легче во время похода.

Сборы

Продукты организаторы закупали сами. В Петропавловск-Камчатский участники везли только по шесть литров пустой пластиковой тары — в них перекладывали крупы перед началом маршрута. Кроме этого, из Москвы я прихватила пакет орехов на перекусы.

Мы знали, что общие продукты и посуду распределят между участниками: каждой девушке достанется по пять кг круп или тушёнки, а ребятам — по семь-восемь кг. Чтобы не упасть под тяжестью рюкзака, вес личных вещей, включая спальник и палатки, не должен был превышать 10–11 кг. У меня получилось ровно 10.

Экипировка

На выбор и покупку снаряжения и одежды ушёл месяц. Я искала нужные вещи в интернете и в свободное от работы время ездила в магазины на примерку. Сложнее всего оказалось найти энцефалитный костюм: их часто шьют одной расцветки, а мне хотелось быть непохожей на других.

Я обзавелась высокими резиновыми сапогами, как у настоящего рыболова, и двухслойными флисовыми носками к ним. Всё это продавалось в магазине спецодежды. У одного друга одолжила трекинговые палки — они снимают нагрузку на ноги. У другого — гермомешки для вещей, которые защитят от влаги, если вдруг чехол рюкзака не выдержит сильного дождя или при переходе очередной речки течение собъёт меня с ног.

Я не взяла маленький гермомешок для телефона и десять раз об этом пожалела — во время сильного дождя телефон промок и приказал долго жить. Палатку подруги мы разделили на троих — я несла часть дуг. Напоследок я положила в рюкзак быстросохнущее полотенце из микрофибры и солнцезащитный крем с SPF 50 — редко беру в походы крем с меньшим уровнем защиты.

Команда

Основатель Russian Travel Geek Артём Акшинцев — молодой учёный, изучающий цианобактерии в камчатских гейзерах и термальных источниках. Пару лет назад, не получив финансирования на очередные исследования, он с коллегами собрал средства на экспедицию на краудфандинговой платформе. А через год принял новое решение — приглашать в походы туристов. Они смотрели дикие нехоженые места, а учёные проводили свои исследования и привлекали к этому туристов. Мы собирались взять из термальных источников пробы, чтобы потом передать в лаборатории для изучения.

Наша команда

Мы — это группа из 12 человек, увлечённых симбиозом науки и путешествий. Например, Полина — студентка факультета почвоведения МГУ, прилетела на Камчатку с маленькими пробирками — в них будут храниться образцы почв, которые понадобятся ей для учебы. Или Дима — любитель спортивных вызовов, не один год проработавший в военных структурах. Среди нас оказались двое инженеров из Штатов: Наташа, во младенчестве переехавшая из Москвы за океан, и её друг Марк. Они из тех, кто свободное от работы время проводит в горах с ледорубами, — словом, не робкого десятка. А ведь вплоть до 1990 года территории, по которым пролегал наш маршрут, были закрыты для иностранцев. Вели группу два гида — сам Артём и его коллега Ваня.

Маршрут

На направление Москва–Петропавловск-Камчатский у «Аэрофлота» действуют плоские тарифы: авиабилет туда-обратно можно поймать за 25 000 рублей. Я выбрала даты так, чтобы провести на Камчатке пару дней до начала маршрута. Мы с друзьями нашли группу местных, которые организуют походы одного дня. С ними сходили к горному массиву Вачкажец и вулкану Горелый. Ещё один день ушёл на сбор продуктов и Халактырский пляж — мы прыгали в холодную воду океана и делились мыслями и страхами о предстоящем походе.

Вулкан Горелый

А волноваться было о чём. За 10 дней нам предстояло преодолеть 165 км по территории Быстринского природного парка. Это родовая земля эвенков-оленеводов — микс тайги, тундры, пойменных лесов, альпийских лугов и быстрых рек. В парке есть туристические тропы, но маршрут пролегал не по ним. Из посёлка Эссо он тянулся к подножию вулкана Уксичан, одноименному ущелью и реке Анавгай и выходил к Апапельским и Оксинским термальным источникам. Этот путь ещё никто не проходил, включая организаторов.

Поход

Лайки

Эссо — популярный среди оленеводов посёлок. Раньше они собирались здесь несколько раз в год, чтобы поделиться новостями или выдать замуж дочерей. Уже нагруженные рюкзаками, мы зашли за шоколадками в последний по пути местный магазин. У входа поджидали четыре лайки — кто-то из ребят решил угостить их сосисками, и собаки увязались за нами.

Быстринский природный парк

Лайки, которые не захотели нас покидать

Карта подсказывала, что впереди — первые реки. Я натянула резиновые сапоги практически до пояса. Мы рассчитывали, что лайки развернутся назад, но они потоптались у берега, а потом с визгом ринулись переправляться вслед за нами. Ребята выстроились по цепочке и по очереди подавали девушкам руки — быстрое течение запросто могло унести нас вместе с рюкзаками. К каждой новой реке мы подходили всё смелее. Собаки тоже. День на третий стало понятно, что лайки не собираются уходить. Мы дали им имена — так Севера, Мать и Белый стали членами команды.

Быт

Мы шли по графику: 50 минут ходьбы сменялись 10 минутами отдыха. После четырёх-пяти таких ходок наступал обед, а потом мы снова собирались в путь и шли до наступления темноты до стоянки, где разбивали палаточный лагерь.

Походные будни

Ягодный рай

Погода постоянно менялась. Утром мог моросить дождь, а потом в считанные минуты на землю спускалась жара. Под ногами хрустели белые грибы и черника. Когда я вытягивала ладонь и проводила по ягодному кусту, в руках оставалась целая горсть. Ягоды дополняли утренние каши на костре или перекусы перед обедом. Самыми популярными на обед оказались рыбные консервы, козинаки и плитки шоколада. Звучит как адская комбинация, но во время похода все уплетали этот набор за обе щеки. Ужин готовили на костре — от борща и ухи до пасты.

Трудности

Как назло, кто-то из нас умудрился простудиться, и в походе почти все мы по цепочке переболели. Температура накрыла меня во время перехода через болота. Ноги увязали в трясине, поэтому, шагая, приходилось прикладывать больше усилий. А сил не было. Ребята максимально разгрузили мой рюкзак: забрали консервные банки, крупы и колышки от палатки. До ночёвки я доползла на силе воли, зато на следующий день была как огурчик.

Мы с другом перебираемся через курумник

Ещё запомнился переход через курумник — россыпь больших камней. Там нас настиг жуткий ветер. Порывы оказались настолько сильными, что не помогали даже трекинговые палки — меня сносило с тропы вместе с рюкзаком. Несколько раз я падала и до крови разбивала о камни руки.

Встречи с дикой природой

Камчатка — земля медведей. С одной стороны, мы их боялись. С другой, мечтали увидеть. Это случилось день на третий. Тропа вела к вулкану Уксичан. В тот день мы прошли уже километров 20 — пробирались через заросли ольхи и траву с человеческий рост, поэтому жутко вымотались. Я уже перестала смотреть по сторонам и глядела только под ноги, чтобы не споткнуться.

Вдруг американец Марк закричал по-русски: «Медведь!». На склоне, на приличном расстоянии от нас, показалась медведица с медвежатами. Собаки залились громким лаем, а ребята вытащили фальшфейеры. Мы затянули песню, чтобы произвести как можно больше шума. Медведица развернулась и вместе с малышами скрылась за склоном. Мы выдохнули и поняли, что больше с медведями сталкиваться не хотим.

Медвежий след

В одну из ночёвок остановились у реки. Гриша, ушедший за водой для ужина, вернулся с криками. Успели испугаться: неужели медведь? «Ребята, рыба! Вот такая!» — он развёл руки так широко, что сердце забилось чаще. В воде стояла кета, пришедшая на нерест. Рыбу вытащили руками — отваренные и пожаренные на углях кусочки таяли во рту.

Утро на Камчатке

Ночь выдалась беспокойной: палатки стояли неподалёку от удобного подхода к реке. Удобного не только для нас, но и для медведя. Мне казалось, что вокруг кто-то ходит и роет подкоп. От страха я разбудила подругу Дашу, которая спала в соседнем спальнике, и мы начали дрожать вместе. Но сон взял своё, и утром мы проснулись целыми и невредимыми.

Источники

На вид источники похожи на лужи — только горячие, потому что температура воды достигает 39 градусов. Как только мы увидели их на горизонте, сил неожиданно прибавилось и рюкзаки больше не казались такими тяжёлыми. Мы на бегу скинули резиновые сапоги и энцефалитки, переоделись в купальники и запрыгнули в источники.

Вечером над палаточным лагерем высыпали тысячи звёзд, и мы расселись вокруг костра, чтобы послушать Артёма. Он рассказывал, откуда взялись горячие источники и чем они интересны для учёных.

Полина берёт пробы воды из термального источника

Ночь в палаточном лагере

Источники — среда обитания цианобактерий, появившихся на Земле ещё три миллиона лет назад. Те, что облюбовали среду с высокими температурами, называются термофилы. За их пробами мы и пришли. Термофилы выделяют адаптогены — класс веществ, которые в перспективе смогут стать лекарственным средством или биологической добавкой. Эксперименты на мышах показывают, что адаптогены усиливают адаптацию организма к различным вызовам — например, к гипоксии или температурному шоку. Пробы воды из источников мы забрали с собой в Москву, чтобы передать в лабораторию.

После похода

Дойдя до поселка Анавгай, мы задумались: что делать с лайками? До Эссо около 25 км — небольшое для собак расстояние, но по-хорошему их нужно вернуть туда, где они к нам прибились. Пара звонков знакомым, и за лайками приехало настоящее такси. Пожалуй, это был самый трогательный момент — совсем как прощаться с человеком, который успел стать близким, и знать, что вы вряд ли ещё увидитесь.

Лайки стали частью команды

Зато с ребятами, с которыми я познакомилась в походе, мы встречаемся до сих пор. С соседкой по спальнику Дашей, например, поднимались на Эльбрус. Такие приключения сближают или, наоборот, отфильтровывают тех, кто на самом деле не твой человек. Хотя тех, с кем мне было не по пути, я встречала очень редко. Любители походов — это люди с определённым складом характера, их не пугает отсутствие душа, временный отказ от гаджетов или сайра в консервах.


После похода продолжаешь радоваться простым вещам — хорошей погоде или съеденному мороженому. Эта эйфория со временем притупляется, но с каждым путешествием на природу мне удаётся продлить её на больший срок. Отдохнувшая голова аккумулирует свежие идеи, ты проверяешь на вшивость свои цели и планы. Это потому, что на время отступает информационный шум, и на первый план выходит то, что тебе действительно важно. Наконец, становишься увереннее в себе и меньше пасуешь перед трудностями. Когда они встречаются, говоришь себе: «Я проходила по 20 км в день с тяжелым рюкзаком и встречалась с медведем. Неужели теперь меня испугает какая-то сложность?».

Пожалуй, ради всего этого можно пережить переходы через болота и ночёвки в палатках.

Редакция Ostrovok.ru благодарит Елену Киселёву за предоставленные фотографии.

Тэги: Камчатка, поход, Сбежать из города
Посмотрели статью 7,2 тыс.
Поделились статьей 4
9 минут чтения
Поделитесь с друзьями Поделиться Поделиться